О нас
Фотогалерея
Вебинары
Видеогалерея
В дороге
Архив
Контактная информация
АлтайИндияИталияКрасноярскМексика

Как отличить близость от созависимости

Эти понятия часто — очень часто! — путают, причем и сами участники отношений, и, так сказать, сторонние наблюдатели. Особенно любят созависимость назвать близостью. «Эти двое так любят друг друга, смотрю на них — и вот прямо слезы на глаза наворачиваются! Их никогда не видно по одиночке, они все время вместе ходят, за руки держатся, друг другу улыбаются, он ее зовет только Белочкой, а она его Зайчиком…». Можно предположить, что речь о влюбленных подростках — так нет же, взрослые люди лет около тридцати, в браке три с лишним года! И три с лишним года продолжаются эти «зайчики-белочки». Да и бог бы с ними, с этими прозвищами, хотя, конечно, странно слышать «Зайчик» в адрес высокого, представительного мужчины с квадратной челюстью… Да и «Белочка» по отношению к пышногрудой брюнетке звучит как-то дисгармонично.

Но, вы знаете, видно, что эти именования уже приносят свои плоды: мужчина как-то подчеркнуто ласков и немного тревожен (зайчики — они такие…), а женщина, которую природа наделила весьма яркой внешностью, как будто намеренно скрывает свою красоту под невзрачной одеждой и говорит быстро, но тихо. Точь-в-точь, как это положено белочкам…

Ну, да ладно. Это было «маленькое лирическое отступление», которое мы позволили себе только потому, что инфантилизм в паре — это, как правило, тревожный сигнал, который с большой вероятностью говорит о «выпадении» взрослых архетипических ролей и фиксация на детско-родительских или детско-детских взаимоотношениях.

А как это связано с вопросом близости или созависимости?

Напрямую.

У созависимых отношений три основных параметра. Один из них можно сформулировать так: есть проблемы, из-за которых людям вместе плохо, но они все равно остаются вместе, а проблемы не решают. Вот взять хотя бы распространенный случай формирования созависимости, когда кто-то из партнеров страдает аддикцией: алкоголизмом, наркоманией, игроманией и т.д. Ведь это может длиться годами. И очевидно — с точки зрения самой обыкновенной логики — что оба страдают, но как-то так получается, что никто ничего не делает, чтобы эту болезненность прекратить.

Надо сказать, что часто в семье, где муж страдает алкоголизмом, жена именно за счет его зависимости удовлетворяет множество вторичных выгод: во-первых, она чувствует себя «хорошей» оттого, что остается с ним (в разных смыслах: у нее повышается самооценка, она получает удовольствие от такого самопожертвования и пр.), во-вторых, за счет его алкоголизма может давать выход своему «скандалоголизму», в-третьих, в такой ситуации она может не бояться, что муж ее сам бросит, и т. п.

И мы уже писали о том, что, бывает, супруги скандалят из-за алкоголя, потом алкоголь как проблема исчезает, а ссоры — нет. В семейной системе остается дисбаланс, который так и проявляется, а чтобы его не было, нужно работать обоим партнерам.

К этому же пункту: один из симптомов созависимости — угасание сексуальных отношений в паре. Потому что все-таки, как ни крути, отношения между мужчиной и женщиной имеют огромную сексуальную составляющую, так сказать, биологическое обоснование. И секс исчезает не просто так. Как правило, его исчезновению способствуют какие-то подводные течения, естественно, неблагоприятного характера.

Обычно если влечение снижается у одного из партнеров, второй его как-то «тормошит», и пара с этой трудностью работает. Но если оно снижается у обоих, и обоих вроде как все устраивает, то это в действительности гораздо большая проблема, потому что тогда партнерам нужен какой-то толчок извне, чтобы возникло понимание: вообще дела неладные творятся, и нужно что-то изменить.

Чтобы вывести второй параметр, давайте зададимся вопросом «что такое любовь?» и обратимся к психологическому словарю. Прелюбопытные вещи можно прочесть даже в самой серьезной книге! Читаем: любовь — высокая степень эмоционально положительного отношения, выделяющего его объект среди других и помещающего его в центр жизненных потребностей и интересов субъекта.

Вот из-за этого, выделенного жирным шрифтом, утверждения, можно смело говорить о том, что это определение не любви, а именно зависимости. Исходя из такого определения, любящим людям предлагается отказаться от своих ценностей, убеждений, предпочтений, желаний и на их место поставить ценности, убеждения, предпочтения и желания другого человека. Вроде бы как если это будет взаимно, то справедливо. Но, простите, это в любом случае путь потери аутентичности и контакта со своей миссией, т.е. путь неизбежного страдания, как физического, так и психологического.

Кстати, отличная почва для манипуляций… Но о влиянии манипуляций на отношения и на состояние личности мы уже писали, не будем повторяться. В общем, второй параметр созависимых отношений — это излишняя сконцентрированность на другом человеке и отказ от себя самого: своих желаний, возможностей, ценностей. Почему излишняя? Потому что, конечно, бывают ситуации, когда человеку нужно уделить 100% внимания и поддержки. Но это редкость. Если 100% внимания постоянно на него одного, то когда же жить самому? Делать дело? Растить детей? Нестыковочка получается…

И вот отсюда выводим третий параметр созависимости: созависимые отношения могут сколь угодно насыщенными эмоционально, но при всей этой насыщенности у семьи нет общего дела. Точнее, есть — оно всегда есть! — но не делается. Его не нашли. Его даже не ищут! Партнеры постоянно заняты чем-то другим, чаще друг другом (и не важно, милуются они днями напролет или ссорятся из-за пустяков), иногда собой.

В таких отношениях может быть любовь, даже очень много любви. И дети могут рождаться. Но вы помните: миссия — это тот стержень, который собирает вокруг себя всю систему и скрепляет ее на самом высоком уровне. Если же этой задачи нет или она не выполняется, система просто-напросто рассыпается на части. А для семьи это очень непривлекательная перспектива…

Мы уже довольно много написали о созависимости. А как же близость? Нет, про нее разговор будет не такой подробный. Иногда достаточно обрисовать человеку ошибки, объяснить, как не надо делать, чтобы он сформировал полный и подходящий для себя образ того, как же делать надо. Мы не станем накладывать на этот личный образ жестких рамок, они здесь неуместны. Скажем одно: есть на этот счет красиво выраженное мнение. Любить по-настоящему — это не значит все время смотреть друг на друга. По-настоящему любить — это смотреть в одну сторону.

 

Авторы:

Алексей Владимирович Афанасьев, действительный член ОППЛ, семейный центр «Птица Ру», г. Краснодар.

8 (952) 861-07-59

Профиль Вконтакте

 

Мария Александровна Афанасьева, психолог, семейный центр «Птица Ру», г. Краснодар.

8 (960) 475-71-44

Профиль Вконтакте


 
 
 
Вебинары Контактная информация Фотогалерея О нас Видеогалерея В дороге Архив